http://www.gazeta.ru/

Прокурор Шохин вернулся к истокам

Обвинители по уголовному делу Ходорковского–Лебедева–Крайнова зачем-то тянут время перед началом прений. Сегодня прокурор огласил показания трех свидетелей, данных еще на предварительном следствии. Смысл действий, которые скорее помогли адвокатам, чем обвинителям, остался неясным.

Огласить протоколы допросов директоров ООО «БИЗНЕС-ОЙЛ», ООО «Вальд-Ойл» и ООО «Форест-Ойл» государственный обвинитель решил еще вчера. Он пояснил, что сведения, содержащиеся там, важны для дела. Защита выступала против чтения очередных материалов, так как прокурор уже не раз заявлял, что он уже окончил представлять свои доказательства. «Создалось четкое понимание, что прокурор затягивает процесс и препятствует выходу на финишную прямую», – возмутился координатор защиты Генрих Падва. Но суд не стал отказывать прокурору Дмитрию Шохину. По итогам сегодняшнего оглашения, надо отметить, допросы оказались скорее доказательствами невиновности подсудимых. Показания были даны по эпизоду об уклонении от уплаты налогов в зоне со льготным налогообложением закрытом административно-территориальном образовании (ЗАТО) «Лесной» Свердловской области в 1999–2000 годах. Напомним, Михаил Ходорковский и Платон Лебедев обвиняются в том, что якобы подконтрольные им компании, в том числе и выше перечисленные, являлись фиктивными фирмами, потому уплатили налоги в виде векселей НК ЮКОС. Выплаты в таком виде следователи генеральной прокуратуры сочли незаконными и не засчитали, а также установили ущерб, нанесенный государству. На протяжении судебных разбирательств адвокаты приглашали различных специалистов в области экономики и налогообложения, допросили заместителя главы ЗАТО Лесной Любовь Мясникову – все они заявили, что нет ничего незаконного в уплате налогов векселями. Поэтому то, что гособвинитель вдруг решил зачитать показания директоров, которые также подтверждают законность своих действий и собственную инициативу заплатить налоги векселями ЮКОСа, не очень понятно. «Они сделали нам удивительный подарок, огласив показания свидетелей, возглавлявших компании в ЗАТО «Лесной». Эти люди признали, что сами инициировали оплату налогов векселями», – сказал адвокат Константин Ривкин корреспонденту «Газеты.Ru». Закончив оглашать показания свидетелей, прокурор решил еще представить суду еще и другие документы. Речь идет о первых показаниях, которые давали Ходорковский и Лебедев на следствии полтора года назад. По мнению Шохина, там содержались противоречия. В принципе, это не удивительно. Вообще, вопрос о первых допросах подследственных очень болезненный как для защиты, так и для обвинения. Особенно то, при каких обстоятельства допросы проводились. Отвечая на вопросы адвоката Падвы, Ходорковский рассказал, как произошел его первый допрос. «Меня задержали ночью в Новосибирске. Я летел на самолете из Нижнего Новгорода в Ижевск, с дозаправкой в Новосибирске, – вот тогда и задержали. Отвезли в Москву и сразу же начали допрашивать, поэтому я был неадекватен. И даже на те вопросы, в которых был уверен, отвечал «не помню», – рассказал он.

«Они (сотрудники ФСБ) прилетели за мной на собственном самолете, гораздо большем, чем тот, на котором летел я», – счел нужным уточнить подсудимый. Он также еще раз рассказал, что ему не объяснили, почему его задержали, а постановление предъявили только в самолете в Москву. «Текст адекватно не воспроизведу, но то, что там речь об обвинении не шла, – это точно», – добавил он.

С оглашенными показаниями Лебедева еще сложнее. Один из протоколов допроса, – это вообще запись беседы следователя с Лебедевым в качестве свидетеля по делу «ЛогоВАЗА», сделанная за полгода до ареста бизнесмена. Правда, протокол об этой беседе был подписан 24 июня 2003 года, когда уже началось следствие по так называемому «делу ЮКОСа». Тогда следователи Генпрокуратуры ничего Лебедеву не сообщили. Да, и узнал он о том, в чем обвиняется, бывшему главе МФО МЕНАТЕП удалось только 17 июля, хотя арестовали его 2 июля 2003 года. Так как речь зашла о допросах, то адвокаты ходатайствовали о прослушивании аудиозаписи тех бесед со следователями, так как, по их мнению, в текстовых протоколах есть серьезные отличия от самой беседы. Тут счел нужным возмутиться государственный обвинитель: «Все это делается для того, чтобы затянуть время, так как совершенно очевидно, что из-за плачевного состояния доказательной базы, защита не готова к прениям». Суд не внял словам прокурора, и в течение полутора часов участники процесса слушали запись одного из допросов Ходорковского. Возможно, в дальнейших заседаниях будут прослушаны и записи других допросов, как Ходорковского, так и Лебедева. После этого государственный обвинитель неожиданно вспомнил, что не до конца допросил третьего подсудимого бывшего гендиректора АОЗТ «Волна» Андрея Крайнова, и продолжил задавать ему вопросы.

«Последние действия государственного обвинителя – это ужимки и прыжки, как сказал известный автор. Это искусственное затягивание времени. Какой в этом смысл, – не берусь загадывать.

К тому же он дал повод лишний раз поднять вопрос о несоответствии протоколов и аудиозаписей, что протоколы допроса были незаконно приобщены к этому делу. Обычно такие вещи делает прокурор: отсекают доказательства, которые не являются доказательствам. Спрашивается, что вообще хотел прокурор?» – прокомментировал сегодняшнее заседание адвокат Константин Ривкин «Газете.Ru».

18 МАРТА 19:47